Прогулки

Ч1. Сокольники после снегопада

22.02.2010

Сегодня день выдался с обильным снегопадом. В такую непогоду порой удаётся сделать атмосферные кадры, найти яркие сюжеты.

Не так давно я приобрёл довольно интересный объектив — фишай Sigma AF 8mm f/3.5 EX DG, которым ещё не снимал на улице. Если раньше у меня порой не влезало желаемое пространство в кадр и приходилось делать несколько снимков, то с этим стеклом угол обзора просто огромен. Конечно, не обходится и без сильных геометрических искажений, которые надо учитывать. Но для творческих экспериментов это стекло – то, что нужно.

Посмотрев за окно, думаю, самое время новый объектив опробовать в деле. На всякий случай ещё цифромыльницу взял вместе с цифрозеркальной камерой. Она мне весьма пригодилась во время прогулки, учитывая наличие зума.

Но пока собирался, снег падать уже перестал. Поэтому первоначальным планам (просто погулять по улицам) потребовалась корректировка. Мне вспомнилось одно интересное граффити с мышом, которое ранее попалось в интернете. Место, где оно сделано, я без труда узнал, т. к. ранее там уже был. К мышу я и отправился, чтобы лично запечатлеть его на фотографии.

Прогулка получилась неординарной как в плане увиденного, так и в плане кадров. Я обработал получившийся материал в экспериментальном ключе, многие кадры получились в итоге в стиле Lensbaby, с сильным размытием вокруг выбранного объекта.

День был сумрачными и я сделал такими же фотографии, чтобы передать его атмосферу. Не стал увеличивать яркость и контрастность. Для удобства восприятия, полученный фотоматериал разбит на две публикации. В этой – прогулка по Рижской эстакаде и в Сокольниках.

Подворье храма во имя иконы Божией Матери «Знамение» у метро Рижская.

Вид с Рижской эстакады на железнодорожные пути.

Не смотря на прошедший снегопад, улицы оказались загружены потоками автотранспорта. Даже на небольших улочках движение было оживлённым.

Престарелые автобусы под снегом.

Площадка 4-го автобусного парка.

Когда-то они трудились, служа людям, а теперь вышли на пенсию и стали никому не нужны. Возможно, некоторые из них отреставрируют для ретро-музея, если они раньше не сгниют.

Поделили сферы влияния. Одна собака сторожит автосервис, вторая — подъезд к железной дороге, а рабочий — сами пути.

Предупреждение для посторонних от пса-сторожа: «Работаю без перерыва на обед и сон».

Ворота и их сторож ближе.

На лестнице в подземном переходе образовалась снежная горка. Спуск и подъём по ней — дело не из лёгких.

Согласно легендам, в древние времена, когда встречались два самурая, им не нужно было сражаться, чтобы определить, кто сильнее. Они просто смотрели друг на друга и в итоге один из них вынужден был признать своё поражение и удалиться.

В нашем поединке на заснеженном поле, себя признала проигравшей собачатина, побежав искать утешение к своим домашним собратьям.

Пара с собачкой. Сегодня прямо какой-то собачий день. Встретил множество разных четвероногих за прогулку, даже больше, чем гуляющих людей.

Знак пешехода в снегу точно отражает погоду.

Лошади тоже холодно и её укутали в попону.

Каждая из собак сторожит свою дорогу. На заднем плане бывшая дача купеческой семьи Перловых, занимавшейся торговлей чаем. Многие видели удивительный «дом-пагоду» на Мясницкой улице, где с конца XIX века располагался их чайный магазин. Это творение московского архитектора К.К. Гиппиуса, строительством дачи занимался также он.

В 1942 г. здесь был открыт Центральный военный клинический авиационный госпиталь № 7. В 1943 г. в этом госпитале проходил обследование после ранения и был допущен к лётной работе лётчик-герой А.П. Маресьев. В 1944 г. здесь проходили лечение лётчики французского полка «Нормандия-Неман», тогда же их навестил генерал де Голль.

С 1959 г. госпиталь занимался медицинским обеспечением подготовки космонавтов, в том числе Ю.А. Гагарина, Г.С. Титова, А.А. Леонова, В.В. Терешковой и др. Иностранные космонавты, участвовавшие в программе «Интеркосмос», также проходили медицинскую подготовку здесь, в Сокольниках.

До наших дней сохранился лишь один дачный дом, но и он совершенно изуродован: облицован сайдингом, уничтожена полукруглая веранда, расположение окон изменено, оконные рамы заменены на стеклопакеты. Фактически от постройки осталась только история.

Две пожарные машины на полной скорости промчались туда, а потом обратно.

Оказалось три милицейские машины (два фургончика и жигули) увязли в снегу. Но помощь пожарных не потребовалось, милицию уже трактор из снежного плена начал спасать.

Собака зашла не на свою территорию и её обругали две местные, сторожащие склады.

Она отправилась назад и подбежав к другой огороженной территории залаяла. Тут же из под ворот вынырнули трое её корешей и они побежала назад на разборку всей бригадой. Собачьи разборки – забавно, всё как у людей.

Ворота перед загородной дачей Л. П. Берия.

В этот дом Берия когда-то привозил своих любовниц и красивых женщин, которых встречал во время поездок по Москве.

Сосульки словно в царстве Берендея.

Современный Сизиф за работой.

Борьба с последствиями непогоды идёт активными темпами.

Повсюду на улицах рабочие убирали выпавший снег.

Вьетнамка в одиночестве дожидается трамвая.

Людей на улицах мне встретилось за всю прогулку немного.

Река Яуза.

Чёрное и белое. Контраст снега и воды.

Тропинка вдоль заснеженного пруда.

В районе Богородское строят новые дома вдоль леса.

Снег, убранный с улиц, сбрасывают в глубине парка. К весне растает.

Вход на заснеженное поле.

Здесь встретил деда, который прогуливаясь с собакой, не то разговаривал или ругался сам с собой, не то со своим четвероногим питомцем.

Увидев граффити на пустыре, я решил перелезть через этот забор и посмотреть их поближе. Думаю, может, есть какие-то интересные рисунки.

Только я спрыгнул с забора, как мои ботинки сразу скрылись под снежным покровом.

Сначала я наивно предполагал, что смогу пересечь заснеженный пустырь без особых проблем. Но чем дальше я шёл, тем глубже мои ноги проваливались в снег. Когда снежный покров стал мне уже до колен, я понял, что надо поворачивать назад. Выбравшись оттуда, я первым делом снял ботинки и вытряхнул оттуда снежные комья. Тем не менее, видно, этот момент сыграл свою роль – после прогулки я простудился и неделю пролежал с температурой в постели дома.

Один из встреченных лыжников в Лосином острове.

Семья лыжников (муж, жена и сын) идут домой. Пёс жалобно смотрит, как бы говоря: «Сколько можно по этому холоду шляться, пойдемте скорее домой, в тепло. Я уже есть хочу!»

Продолжение рассказа о прогулке во второй части. Там я расскажу, как встретился с хозяином рельс и столкнулся с потусторонним в развалинах.