Парки

Кузьминский лесопарк. Ипритовый лес

24.09.2004

В мае этого года на сайте была размещена публикация с фотографиями, сделанными мной в юго-восточной части Кузьминского лесопарка, примыкающей к МКАД, которая носит название лесопарк “Жары”. Тогда я рассказал о парке в целом, в этот же раз затронем тему испытания в этих местах химического оружия.

C 1918 по 1961 гг. здесь располагался Военно-химический полигон Красной армии, а затем испытательная станция Центрального военно-технического института НИИ химического машиностроения. Военные производили испытания химического оружия, разрабатывавшегося в СССР. Так, например, отравляющее вещество иприт распыляли над полигоном с самолётов. Также осуществлялись захоронения отходов четырёх московских заводов, производивших такое химическое оружие. Их останки находят по сей день.

В 1930-е годы на территории полигона проводились эксперименты на животных, в частности, козах, по испытанию биологического оружия. Умерших от сибирской язвы коз хоронили здесь же, на полигоне.

Согласно данным министерства обороны, работы по очистке и дегазации на военно-химическом полигоне в Кузьминках проводились ещё в 1937 году. Из земли было извлечено 6972 химические мины, 878 артиллерийских и химических снарядов и 75 химических авиабомб, а также около тысячи бочек с отравляющими веществами. Однако ряд экспертов замечает, что территория нуждается в дезактивации и поныне.

Две дороги.

Красные искры осени.

Рядом со спортивным городком Военного института. Идёт охота на волков? Этот кадр сделал спустя год – 12 сентября 2005 года. Добавил его в эту подборку, т. к. по атмосфере он хорошо подходит.

День выдался солнечным.

По тропинке через Берёзовую рощу вдоль Чагинской улицы я направился к Западному Чигинскому пруду. Это место мне больше всего понравилось в лесопарке. По центру парка остатки полигона, а ближе к МКАД – обычный лес.

Ранней осенью в Кузьминском лесопарке красиво: листва на деревьях становится жёлто-красной, дождей ещё мало. Правда, некоторые люди жалуются, когда пригреет солнышко, местами в лесу ощущается странный запах. Примечали иногда такой запашок рыбаки, удящие рыбу в двух прудах на южной стороне леса. Да и милиционеры с поста ГИБДД напротив Птичьего рынка – когда ветерок дует в их сторону. Одним этот запах напоминает чесночный, другим – горчичный.

Легче всего поймать странный запашок возле березок с отвалившейся верхушкой на берегу озер. В 1998 году эколог Лев Федоров взял там пробы грунта, отправив их на экспертизу в Институт проблем экологии и эволюции РАН. В одной из проб обнаружился иприт.

На месте Кузьминского лесопарка в пределах нынешней Москвы свыше сорока лет действовал секретный военно-химический полигон. Впервые о нём упомянул специалист по химическому оружию Вил Мирзаянов, который участвовал в его разработках. Он обмолвился об этом в интервью в начале 1990-х.

Этот полигон существовал с 1920-х годов. На нём тогда проводились открытые испытания так называемых «старых» ОВ: иприт, люизит, фосген, дифосген, адамсит, синильная кислота, хлорарсин… После Второй мировой войны в Кузьминках испытывали уже и «новые» ОВ – фосфорные нервно-паралитические вещества типа зарин, зоман, V-газ и ряда других. Тогда это место было достаточно глухим.

Там же, в Кузьминках, химическое оружие и уничтожали – сжигали или просто закапывали. Полигон функционировал до 1962-63 года. Эвакуируя его, очистку Кузьминок от остатков ОВ, неразорвавшихся боеприпасов с боевыми химическими веществами (БХВ), как считают некоторые эксперты, военные в полной мере не провели.

“На химполигон мы попали в 1923 году, – рассказывала Наталья Годжелло, её отец, Михаил Годжелло, с 1923-го по 1927 год возглавлял лабораторию на полигоне в Кузьминках, – прожили там пять лет. Моего отца, артиллериста по специальности, перевели туда из Одессы, где он служил начальником артсклада. В Кузьминках ему поручили «разобраться» с громадной партией каких-то артиллерийских боеприпасов, скопившихся со времен Первой мировой войны. Оказалось, это снаряды с ипритом”.

Иприт — одно из самых эффективных боевых отравляющих веществ (ОВ) кожно-нарывного действия. Пахнет горчицей и чесноком. Во время Первой мировой войны немцы первыми применили это ОВ против французских войск возле бельгийского города Ипр. За свои боевые качества иприт получил титул «короля газов». Он крайне токсичен, поражает организм и через кожу, и через слизистую глаз, носоглотки и верхних дыхательных путей. Это вещество обладает эффектом кумулятивности: может накапливаться в организме.

Западный Чагинский пруд, в народе именуют «ипритовое озеро». В 1999 году несколько проб воды, воздуха и земли в Кузьминском лесопарке взяли эксперты Военного университета радиационной, химической и биологической защиты. В двух пробах возле озёр обнаружили превышение предельно допустимой концентрации мышьяка в 450-550 раз. Мышьяк тоже входит в состав ряда боевых ОВ, например, в арсин и люизит. Сам люизит разлагается быстро, но продукты его распада – как раз мышьяксодержащие вещества, сохраняющие токсичность долго.

На той стороне пруда Завод специальных монтажных изделий.

В герметичной ёмкости и при надлежащем хранении иприт может сохранять токсичные свойства десятилетиями. В природе он разлагается быстрее, но в пробе, взятой под березкой на берегу Кузьминского пруда, обнаружился не продукт распада отравляющего вещества, а сам иприт. Где-то поблизости явно таилась ёмкость с отравляющим веществом, давшая течь.

Документ от 3 октября 1937 года, подписанный тогдашним начальником Химического управления РККА комдивом Степановым: «Во исполнение распоряжения Зам. Наркома Обороны СССР Маршала Советского Союза тов. Егорова для проведения очистительных работ на Полевом Отделе НИХИ РККА комвойсками МВО обязан выделить к 5-му октября 2 сап.роты и 3 полковых химвзвода, 10 автомашин и 2 трактора. Работа ответственная чрезвычайно важная. Враги народа ряд лет умышленно портили и заражали почву. Поэтому эта важная работа должна вестись интенсивно и с мерами предосторожности как ликвидация последствий вредительства». Враги народа – какая точная характеристика в данном случае.

В докладе №00269 руководства Химупра на имя наркома обороны маршала Ворошилова, заместителя наркома маршала Егорова и командующего войсками Московского военного округа маршала Буденного говорится: «Докладываю о состоянии работ по очистке и дегазации химполигона в Кузьминках на I.XII-37 г.: Вся вода из озера на полигоне в Кузьминках выкачана, озеро осушено и очищено. Из озера извлечено снарядов различных калибров без взрывателей 86 шт., со взрывателями 22 шт. и один снаряд с гильзой. Мин различного калибра без взрывателей 119 шт., мин со взрывателями 10 шт. Баллонов пустых и с остатками ОВ – 22 шт. и бочек – 24 шт.

На территории НИХИ РККА вскрыто 13 ям и 197 м грунта. Извлечено из ям заряженных СОВ лабораторных отходов 20 т, металлолома и утиля – 4 машины, мышьяковистых ОВ – 3 тонны, зараженного СОВ химпоглотителя 4,5 т. Всё это перевезено в Полевой Отдел на полигон в Кузьминки и уничтожено. Все ямы, вскрытые на территории НИХИ РККА, дегазированы и зарыты».

К отчёту приложена справка: с 31 октября по 9 ноября 1937 года из ям извлечено 23 бочки с ОВ, 17 машин «мышьяковистых отходов и др.». Дегазирована 50-тонная цистерна из-под ОВ, проходящего под грифом «вещество № 6», 25 кубометров земли, 350 кв. метров местности, уничтожено две тонны собственно ОВ, 190 химических шашек и «перевезено на площадку мышьяк. отходов – 126 машин». Уже один этот документ красноречиво свидетельствует о масштабах химических опытов на окраине столицы.

Кузьминский лес кажется вполне мирным, когда по нему гуляешь. Но стоит приглядеться, проявляются артефакты военно-химического прошлого. То попадается поляна, где в центре – «бронеяма», где и взрывали химические боеприпасы. Чуть дальше амбразура довоенного бетонного бункера. Старое КПП, бетонные столбы с клочьями колючей проволоки. Руины бывшей полигонной химлаборатории. У меня в первое посещение этого места, когда я ещё не знал о том, что здесь был военный полигон, возникло ощущение, это какой-то странный лесопарк.

В Москве были сосредоточено множество организаций, занимавшихся разработкой ОВ: Академия химзащиты, готовившая кадры для химвойск, а также заводы, производившие химоружие, – Ольгинский (в районе Триумфальной площади, там, где ныне квартал фабрики «Дукат»), на Дербеневской набережной, на Угрешской улице. Ещё были заводы и снаряжательные цеха в Щёлкове, Воскресенске, Электростали, Сергиевом Посаде. В Очакове располагался склад №136 – один из крупнейших складов химических боеприпасов, симбиоз КБ, химзавода, снаряжательной мастерской, полигона и собственно хранилища ОВ. Высоких чинов РККА можно понять по поводу полигона в Кузьминках: всё под боком, не надо ехать в глушь, например, на Центральный военно-химический полигон в Шиханах (Саратовская область).

Очень не хотелось уходить из Кузьминок военно-химическим командирам. Вот записка за №196/596280сс очередного начальника Химупра РККА, комбрига Мельникова, от 9 февраля 1940 года: «Народному комиссару обороны Союза ССР маршалу Советского Союза тов. К.Е. Ворошилову. Полевой Отдел Химического Управления Красной Армии, расположенный в Кузьминках ни в какой степени не угрожает в химическом отношении ни Люберецкому гарнизону, ни окружающим жителям. Полевой Отдел с опытным полем в Кузьминках должен существовать, он безопасен для окружающих, без него не может вестись научно-исследовательская работа в Москве, он имеет большое значение для промышленности гор. Москвы, он жизненно необходим Химическому Управлению Красной Армии».

Солнце, заходя, красиво освещало поляну и я здесь отснял целую серию кадров. Кто-то сделал турник между двумя деревьями.

По поводу того, что “ни в какой степени не угрожает”. 5 октября 1939 года начальник Химупра РККА докладывает замнаркома обороны командарму 1-го ранга Кулику: «В Академии было массовое поражение слушателей парами иприта в поле при занятиях по преодолению УЗ». Другой документ уточняет: «На полигонных занятиях 4 курса инженерного факультета Академии Химической Защиты РККА произошло поражение 69 слушателей, преподавателей и обслуживающего состава, парами иприта». Под суд отдали руководителя учений военинженера 2-го ранга Карина и начальника обмывочного пункта военинженер 1-го ранга Сереброва, прочие отделались выговорами и постановкой на вид.

Гражданские лица тоже пострадали от полигона. Спецсообщение от 16 июля 1937 года №306415 за подписью начальника 2-го отделения 5-го отдела ГУГБ НКВД старшего лейтенанта госбезопасности Авсеевича: «13-го июля с.г. в 17 ч. 10 мин. в санаторно-пионерском лагере Сокольнического района, расположенном по Б. Оленьей улице, дом №4, появился удушливый газ, вызвавший у детей рвоту и головные боли. Трое детей получили легкое поражение. Как установлено расследованием, в этот день в научно-исследовательском химическом институте производились опыты с отравляющим веществом «М», причём эти опыты были проведены научным сотрудником НИХИ Егоровым в конской камере в недопустимо больших дозах.

После окончания опытов отравляющие вещества из камеры были выпущены через вытяжную трубу. Подхваченным ветром ОВ занесло на территорию лагеря, что и вызвало отравление детей. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что подобные опыты в институте проводились и раньше без соблюдения необходимых мер техники безопасности. Расследование продолжается». И чем расследование завершилось? – Для кого-то выговорами, кого-то арестовали на несколько суток.

Осенний клён.

Дерево целиком. Клёнов в парке мне попалось немного.

Осенние лужи.

В 2001 году МЧС России по заказу правительства Москвы проводило поиск металлических предметов в поверхностном слое почвы на территории бывшего химического полигона. При этом боевых отравляющих веществ обнаружено не было.

В то же время специалисты не исключают присутствия в почве мышьяка – о двух взятых пробах, где он был, уже говорилось выше. Специфический запах вблизи двух озёр в южной части лесопарка может быть обусловлен присутствием в воздухе и в почве следов мышьяковистого водорода – арсина (продукта разложения содержащих мышьяк отравляющих веществ).

Вряд ли кто-то достоверно не знает, есть химические боеприпасы или нет в Кузьминках, какие там находятся ёмкости. Возможно, в каких-то секретных документах указано что захоронено, в каком количестве, а главное в каких квадратах. Стоит соблюдать меры предосторожности во время прогулок по парку, в том числе не собирать там ягоды и грибы. Мне только мухомор там попался. Рыбу, пойманную в местном пруде, не стоит давать даже кошкам.

По мнению некоторых экспертов, в основном здесь иприт, реже зарин, которые скапливаются в ложбинах в сильную жару. В основном всё химическое оружие уже разложилось или присутствует в малых концентрациях, вызывающих лишь приступы головной боли. Хотя не стоит забывать, что иприт может накапливаться в организме.

Вырубка. Кузьминский лесопарк – лес со своей историей, хранящий тайны. Много там непонятного. Военные не хотят ворошить это прошлое, потому что хорошо знают, что там может быть закопано и боятся скандала. А если о проблеме не говорить, то её как бы и нет. Но находиться в этом месте не тягостно, несмотря на зловещую историю данного леса.

Темнеет. Иду обратно.

Вид с просеки на дома района Выхино.

Панорама просеки.